Владислав Михно

6986.2
Россия, Москва

Пристегните привязные ремни: мир входит в рецессию

У вашей семьи есть антикризисная стратегия? А у компании? Еще есть время для того, чтобы разработать ее. Мировой экономике угрожает кризис, сравнимый Великой депрессией. Посадка будет жесткой. Хуже всего придется «офисным хомячкам», работающим в банках. Атиутопия Владимира Шевченко.

Кризис 2008

На календаре 2012 год, но мы находимся в октябре 2008 года. Риски российской экономики-2012 ничем не отличаются от рисков-2008. Объяснение этому очень простое: причины кризиса 2007-2009 годов не устранены и не могут быть устранены в действующих сегодня правилах функционирования мировой экономики.

Причина кризиса – долги

Первопричина кризиса – перепроизводство долга. Все участники мирового рынка (государство, компании, население) набрали слишком много кредитов, с которыми они не в состоянии расплатиться. Если упрощенно, то в 2008 году дефолты по кредитам привели к кризису ликвидности в банковской системе, который центробанки залили деньгами. При этом сравните масштабы проблемы и решения. Тогда в дефолт вышли ипотечные кредиты на сумму в несколько сотен миллиардов долларов. В результате фондовый рынок потерял несколько триллионов долларов. Правительства большинства стран мира были вынуждены увеличить расходы для замещения съежившегося спроса со стороны частного. Эти расходы финансировались за счет роста задолженности. А центробанки в попытках погасить тот кризис к настоящему моменту «напечатали» денег на сумму в несколько десятков триллионов долларов. При этом гиперинфляции, которой так долго пугали нас экономисты, нет и не будет. Потому что уже больше года со всех сторон (США, Евросоюз, БРИК) приходят данные о постепенном замедлении экономического развития. Графики, отражающие состояние индексов деловой активности (PMI) вы можете посмотреть:

Индекс PMI manufacturing стран Еврозоны ( источник)

Индекс PMI manufacturing стран Еврозоны

Индекс PMI manufacturing стран БРИК ( источник)

Индекс PMI manufacturing стран БРИК

Через несколько кварталов или даже месяцев глобальная экономика погрузится в рецессию. Мир к ней не готов. Компании и население снизили размер своей задолженности недостаточно. А в России эта долги даже выросли (первая волна кризиса ничему не научила ни население, ни банкиров). Зато правительства взяли столько кредитов, что теперь уже они находятся на грани дефолтов. Поэтому, когда мир погрузится в рецессию, правительства уже не смогут замещать съеживающийся спрос увеличением своего спроса.

Схема погружения во всеобщую рецессию проста. Испугавшись первой волны кризиса, население всего мира постепенно начало менять модель поведения. От безудержного потребления всего и вся в кредит люди постепенно возвращаются к модели сбережения. Приоритетом становится погашение всех ранее взятых кредитов. В результате снижается спрос со стороны населения на все товары и услуги. Следом компании снижают производство и увольняют избыточный персонал. Население, видя рост безработицы, еще сильнее снижает спрос. Цикл повторяется. Это называется дефляционный коллапс. Нас ждет именно он, а вовсе не гиперинфляция.

Снижающийся совокупный спрос и увеличивающаяся безработица будет приводить к росту числа дефолтов по кредитам, поскольку у предприятий и населения будут уменьшаться доходы. Рост дефолтов приведет к кассовым разрывам в банковской системе всего мира, когда текущих доходов перестанет хватать на покрытие текущих расходов. Рост дефолтов приведет к ухудшению качества кредитного портфеля; к риску нарушения банками различных нормативов, установленных центробанками; к росту спроса на краткосрочную ликвидность для латания дыр, возникающих в результате кассовых разрывов. В результате падения ВВП будет падать и доходная часть бюджетов.

Бюджет экономят

А следом будет снижаться и расходная часть бюджетов. В результате совокупный спрос будет сокращаться обвальными темпами. Это мы видим на протяжении нескольких лет в Греции, в которой скорость падения ВВП увеличивается с каждым годом

Динамика ВВП Греции

Год

%

2008

-0,2

2009

-3,3

2010

-3,5

2011

-6,9

Источник: Eurostat

Миф о российской стабильности

Что на этом фоне будет происходить в России? Снижение совокупного мирового спроса и падение ВВП большинства стран мира приведет к снижению спроса на сырьевые товары, главную статью экспорта РФ, и цену на них. Когда цены на сырье повторят минимумы 2009 года, федеральный и региональные бюджеты РФ станут дефицитными. Перед правительством РФ возникнет проблема: или сокращать расходы бюджетов, и тогда обильные предвыборные обещания будут не выполнены, или девальвировать рубль, чтобы уменьшившаяся валютная выручка от экспорта конвертировалась в то же количество рублей, что и до падения цен. Или напечатать необходимое количество рублей, часть которых неизбежно попадет на валютный рынок и будет давить на курс рубля.

Кризис это не страшно

Мой опыт подсказывает, что первый путь будет признан нашим правительством неприемлемым. Это значит, что нас ожидает масштабная девальвация рубля. Первая цель по рублю – 36 рублей за доллар. Вторая цель – 43 рубля.

Если кто-то думает, что девальвация рубля оживит российскую промышленность – тот, мягко выражаясь не прав. К сожалению, мы уже не в 1998 году, когда еще были живы остатки советского наследия. За 21 год либеральных реформ мы полностью убили свою промышленность. Она перестала быть импортонезависимой. Сегодня в каждом предмете, что мы покупаем в магазинах, даже формально российского производства, есть что-то импортное. Это может быть сырье, комплектующие, оборудование, или все вместе взятое. Импортное оборудование иногда требует запчастей для ремонта. Иногда доля этого импорта в формально российском товаре доходит до 85%, как в случае с проектом регионального самолета Sukhoi Superjet 100.

Поэтому при масштабной девальвации цены вырастут и на российские товары. При неизменной или даже уменьшающейся в номинальных ценах зарплате. А дальше уже в России запустится рассмотренная выше спираль дефляционного коллапса (снижение спроса – рост безработицы – новое снижение спроса). В предельном случае нас ждет жесткая стагфляция – падение ВВП на десятки процентов и гиепринфляция как в начале 1990-х годов. Или как в Веймарской Германии в середине1920-х.

Но есть и разница между нашим временем и началом 1990-х. Тогда население только-только покинуло социалистическую страну, где все были почти одинаково бедны или почти одинаково богаты – в зависимости от точки зрения. Практически у всех было жилье, но почти ни у кого не было машин. Разница в богатстве разных слоев населения была невелика. И падение с уровня плинтуса на уровень пола не показалось населению жестоким и несправедливым. По крайней мере, революцию население устраивать не стало.

Теперь будет по-другому. Часть населения (офисные хомячки или средний класс) успело вкусить сладкой жизни в кредит с красивыми машинами, импортной домашней техникой и отпуском за границей. Для них падение потребления будет казаться жестоким и несправедливым.

Кризис - борьба за кость

Ведь еще недавно они могли позволить себе все. Ну почти все. А теперь они – нищета и голытьба. Для коррумпированной части чиновничества тоже настанут тяжелые времена в связи со стремлением государства потуже затянуть пояса на всех. Начнется реальная борьба с коррупцией, так как денег перестанет хватать на самое необходимое.

Но больше всех пострадают от будущего кризиса банкиры и работники фондового рынка. Последние – самые бесполезные для экономики. Полагаю, в 2015 за упоминание слов «брокер», «акция», «ценная бумага» и других подобных будут давать в челюсть. Вполне возможно, фондовый рынок будет закрыт на некоторое неопределенное время. Но не на несколько дней, как это было осенью 2008 года, а на гораздо больший период.

На банкиров будут давить со всех сторон. Безработное население и разорившиеся предприятия перестанут платить по кредитам, государство же будет требовать войти в положение этих заемщиков и относиться к ним мягче. Зарубежный рынок капитала будет полностью закрыт из-за кризиса ликвидности. Население будет забирать деньги из банков, потому, что деньги будут нужны на текущие расходы, и из-за недоверия к банковской системе в целом. СМИ, как обычно, будут смаковать проблемы отдельных банков и системы в целом, подрывая к ней доверие со всех сторон – государства, предприятий, населения. Центробанк будет, с одной стороны, требовать соблюдение нормативов. Но, с другой стороны, постоянно ослаблять и требования, и нормативы, в попытках не усугубить ситуацию и не развалить своими грубыми действиями то, что еще будет подавать признаки жизни в банковской системе.

Из банкира в нищие

Контролирующие акционеры банков тоже будут поставлены жизнью перед суровой дилеммой. Ведь у них, как правило, есть много коммерческих проектов помимо банков. И денег на поддержание всех проектов не будет хватать. Дилемма будет простой – что поддержать: свое производственное предприятие или свой же банк? Поскольку банк, по большому счету, также как и фондовый рынок, ничего полезного не производит, а лишь перераспределяет денежные потоки в стране, являясь фактически таким же паразитом на экономике, как и фондовый рынок, то у многих акционеров банков может проснуться давно забытый инстинкт предпринимателя, а не спекулянта. Маленький «свечной заводик» с постоянным денежным потоком может оказаться ближе к сердцу, чем банк.

Банки во вторую волну кризиса будут разоряться и уходить с рынка сотнями. Но, как и во все предыдущие экономические кризисы, в первую очередь будут разоряться и уходить с рынка крупные и крупнейшие российские банки, потому что именно они ведут наиболее рискованную политику, менее ответственно относясь к риск-менеджменту (у автора этих строк порой складывается впечатление, что в крупных банках если и существует риск-менеджмент, то он не играет никакой роли в процессе принятия решений). А кроме того, крупные и крупнейшие российские банки будут, как обычно, надеяться на помощь правительства, напирая на то, что они «слишком большие, чтобы умереть». Но, увы, денег у правительства на всех не хватит.

В самом предельном случае последним умершим банком станет ВТБ. Потому что Сбербанк не умрет никогда. Он единственный среди российских банков имеет действительно общенациональное значение, занимая примерно 50% рынка в различных рыночных нишах. На него приходится и примерно половина всех банковских офисов в стране.

Не легче будет ситуация и у властей. Им придется решать жесткую дилемму – кого поддерживать: население или банкиров? На поддержку и тех, и других денег не хватит. Придется выбирать. Ситуацию будет осложнять сложившаяся революционная ситуация, когда верхи не могут, а низы не хотят. Если власти поддержат банкиров, как это произошло в первую волну кризиса, взбешенное население выйдет на улицы. Если власть поддержит население, то разоренные банкиры могут захотеть поквитаться с властью, выместив свою злобу на конкретных людях с помощью бомбы или снайперской винтовки.

кризис - опасность невозврата

Европа может свернуть вправо

Я не зря упомянул Веймарскую Германию. Во время экономических кризисов всегда происходит радикализация населения. Причем радикализация в обе стороны – и вправо, и влево. От радикализации влево спасает прививка социализма, который умер на глазах у всего мира совсем недавно. А вот от радикализации вправо может уже не спасти прививка Второй мировой войны. Война закончилась давно, сменилось два поколения, и живых свидетелей того кошмара почти не осталось. Собственно, этот постепенный дрейф общества вправо мы в российской жизни видим уже сегодня. И его не остановят ни протесты либеральной общественности, ни ужесточение законодательства.

Рост ультраправых настроений наблюдается и в Европе. Соответствующие партии увеличивают свое присутствие в национальных парламентах. Даже толстокожие действующие европейские политики под давлением реальности и собственного народа были вынуждены признать провал политики мультикультурализма. В их числе канцлер Германии Ангела Меркель, премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон, президент Франции Николя Саркози, вице-премьер Нидерландов Максим Верхаген.

В 1930-х годах в раздавленной «Великой депрессией» Европе победила ультраправая идея.

Великая депрессия

Аналитик одного европейского банка недавно сказал мне в частной беседе, что Европе сейчас остро необходима новая Маргарет Тэтчер, иначе придет новый Адольф Гитлер. К сожалению, та серость, которую мы видим сегодня в европейской политике, не допустит прихода яркого и неординарного политика, какой была в свое время Маргарет Тэтчер. Не допустит именно потому, что на фоне такого яркого и неординарного политика будет предельно четко видна серость и ограниченность политиков нынешних. В результате недовольство народных масс будет нарастать, пока однажды не взорвется протестным выбором: «Не хотите более или менее умеренного правого? Получите ультраправого!». Где это может произойти – мне неведомо. Возможно, сразу в нескольких странах Европы. Возможно, приход крайне правых политиков вызовет некоторый подъем экономики в этих странах. Вероятно, он приведет к ужесточению миграционной политики: отношение к «чужакам» резко изменится. Как долго продлится крайне правый период в европейских странах, к каким последствиям приведет, и как завершится – об этом можно только догадываться.

Выводы? Я предлагаю читателю сделать их самостоятельно. Оцените, насколько ваша компания готова к потрясениям. Есть ли у нее антикризисная стратегия? Считаете ли вы эту стратегию верной? Насколько готова к рецессии ваша семья? Принимайте меры. Некоторое время для подготовки еще имеется.

Кризис идет на убыль

Источник

Автор: Владимир Шевченко, гендиректор портала FinNews ru

Владислав Михно6 октября 2012
936
 15.83