digitech

128.9

Дэйв Эванс. Что интернет грядущий нам готовит


Футуролог компании Cisco Дэйв Эванс поделился своим видением будущего. В будущем Эванса в интернет смогут выходить не только кухонные принадлежности, но и деревья; человеку понадобится совершить усилие, чтобы понять, кто принял его видеозвонок: другой человек или компьютер; при желании можно будет распечатать не только новые предметы интерьера, но и новый дом.




Модератор Андрей Зюзин, руководитель Центра разработок Cisco Systems в России:

— Добрый вечер, друзья! Я хочу представить вам нашего выдающегося сотрудника Дейва Эванса, у которого, как это ни парадоксально, на голове две шапки. С одной стороны, у него есть замечательная должность в структурах компании, которая является консалтинговым подразделением, внутренним McKinsey, если хотите, нашей компании, под названием  IBSG(Internet Business Solutions Group), которая помогает многим компаниям в мире создавать и развивать те решения, которые трансформируют их бизнес.

А вторая шапка, которую Дейв носит, называется «главный футуролог» — как это ни покажется вам странным. Наверное, в Microsoft для многих тоже на первых этапах странно звучало «евангелист». Но мы с этим свыклись, и мне кажется, что это вполне себе профессия - для того, чтобы рассказывает о том, что будет дальше, или проповедовать то, что хорошо.

Немного расскажу вам про Дейва. Дейв — ветеран компании с очень большим стажем, он работает в компании 22 года. Человек, который не только многое видел, но и многие прогнозы не только в компании, но и в других организациях может подтвердить, а зачастую и опровергнуть. Но, тем не менее, он выступает человеком, который, как мы любим говорить, головой находится в облаках, поэтому футурология является неотъемлемой частью его названия, а ногами, все-таки, стоит на земле. Например, человек, который создавал первый веб-сайт компании Cisco Systems и до сих пор (как он пишет про себя) прокладывает электрическую проводку под потолком, что должно служить примером недюжинных способностей человека, связанного так или иначе с высокими технологиями. Не буду занимать эфир очень долго. Когда Дейв закончит свою первую часть презентации, мы перейдем к волнующим вас вопросам, я их постараюсь, если не возражаете, немножко помодерировать. А сейчас передаю слово Дейву Эвансу, футурологу Cisco Systems, для доклада, который на ваших экранах называется «Сетевой эффект» — это некая расширенная версия презентации про те 10 технотрендов, которые за 10 лет должны серьезно нас изменить. Многие из них более серьезно воздействуют на наше будущее, чем вы можете себе представить.

Дейв Эванс:

— Добрый вечер! Cisco — это компания, и мы часто говорим о том, что мы делаем, что мы производим. Но сегодня я буду говорить о том, что мы делаем возможным. Я не буду говорить о фактах, цифрах, технологиях. Потому что все это вы наверняка знаете и так. Мы будем говорить о роли, которую играет в нашей жизни и технологиях сеть. Вы знаете, что мы живем в экспоненциальные времена: объем человеческих знаний удваивается каждые 2–3 года, а в некоторых отраслях — нанотехнологии, биотехнологии — даже быстрее. В более традиционных медленнее. Если нынешние темпы информатизации будут идти с такой же скоростью, то за предстоящие 50 лет то, что мы узнаем, будет составлять 95% знаний всего человечества. Многие из вас знают, кто такой  Рей Курцвейл. Он сказал, что в течение XXI века мы сделаем открытия, на которые при нынешних темпах развития нам понадобилось бы 20 тыс. лет. Это я просто даю фон для нашей презентации.

Первое, о чем я хочу сказать — это интернет вещей. Если мы возьмем всемирную паутину, веб, то есть прикладной уровень интернета, то в своем развитии он прошел четыре этапа. Но если мы возьмем интернет как таковой — аппаратную подкладку веба — то он в принципе остался таким же. И эта ситуация должна резко измениться. Интернет всегда исторически соединял людей, а сейчас он все чаще начинает соединять вещи. И это будет иметь огромные последствия, если по Twitter с вами будут связываться не люди, а вещи. Интернет вещей развивается не как обычно, по какой-то кривой, а волнами. Первая волна — это то время, когда вы подходили к устройству, чтобы поработать. Это закончилось где-то в 2000 году, когда в мире было 200 млн таких устройств. Сейчас мы подходим к концу второй волны, когда устройства ходят с нами — мы их носим. Как видите, эти волны перекрываются, и сейчас мы выходим на третий этап, в третью волну, волну интернета вещей. По некоторым прогнозам, в ближайшие 10 лет к интернету будет подключено 50 млрд устройств, и это лишь начало. Что мы видим сейчас? Появляются микрокомпьютеры размером миллиметр на миллиметр, которые есть и связь, и процессор, и память. Появляются видеокамеры размером с булавочную головку. И миллиарды датчиков-сенсоров, которые могут измерять температуру, давление, влажность. Если все это собрать воедино, то мы увидим, что по нашей планете будут рассредоточены десятки миллиардов разных устройств. Причем не только вокруг нас, но и внутри нас — на нашей одежде, в нашем организме. И все они будут подключены к сети по беспроводным широкополосным каналам. И скорость передачи данных в беспроводных каналах будет такой же, как сейчас в проводных каналах. Допустим, у меня дома в Калифорнии скорость 50 Мбит/с. У меня уже iPhone 5, я его испытал несколько дней назад на скорость. И он принимает и передает данные со скоростью примерно 55 Мбит/с. Это маленькое устройство имеет канал, который может сравниться с каналом, по которому подключен весь мой дом.

К сети будет подключаться то, что мы никак не можем ожидать. Слева мы видим дерево в Брюсселе, у него датчики, камеры, оно подключено к интернету. Оно передает информацию в Twitter, у него там более 4200 друзей. Поднимите руку, у кого больше друзей в Twitter? Дерево почти всех здесь перегнало... Есть голландская компания, она устанавливает датчики на коровах. И каждая корова в год генерирует 200 МБ информации. И когда будете разрезать бифштекс, подумайте, сколько мегабайт этот бифштекс сгенерировал, пока был жив. Устанавливаются устройство везде: в нашей обуви, в медицинских приборах, предназначенных для борьбы с астмой, и даже в лампочках. Представляете, лампочка имеет IP-адрес. Это, конечно, имеет большие последствия для энергетики. Представьте себе, лампочка, которая освещает ваш дом, если акции, которыми вы владеете, растут, светится зеленым, а если падают — красным. Но в любом случае лампочка может менять цвет при других условиях — чтобы сигнализировать о чем-то, предупредить. И есть еще компания  Proteus, которая встраивает чипы-процессоры в пилюли. И когда человек принимает таблетку, таблетка растворяется желудочным соком, активирует чип, и информация передается на мобильный телефон врача, который убеждается в том, что вы приняли таблетку, не забыли. То есть сеть распространяется повсюду. Еще один пример преимуществ сети с точки зрения общественного транспорта. Сегодня на дорогах Земли находится 1 млрд автомобилей. Население растет в геометрической прогрессии, через несколько десятилетий автомобилей будет уже 3 млрд, и текущая дорожная инфраструктура такую нагрузку не выдержит. Но если автомобили будут подключены к сети, если они смогут двигаться автономно без водителей, мы можем емкость нынешней дорожной структуры увеличить в 2–3 раза. Вот лишь один из примеров возможным преимуществ.

Большинство устройств имеют IP-адреса, но это в 4-й версии. Устройств, как вы знаете, более 10 млрд, а IP-адресное пространство чуть больше 4 млрд уникальных адресов. Поэтому в ближайшие 10 лет отрасль перейдет на новую версию IP-протокола — IPv6. И в результате каждый человек, который сидит в этом зале, сможет иметь 52 тыс. триллионов (триллионов!) IP-адресов. Каждому атому, который находится на планете Земля, можно будет присвоить по 100 адресов. Это означает, что буквально каждая песчинка на Земле реально может быть многократно подключена к интернету.

Зачем это нужно и почему важно? Мы создаем сырые данные, собираем их и превращаем в полезную информацию, информация превращается в знания, знания — в мудрость, и этот процесс дает огромную пользу человечеству. Интернет вещей дает нам огромную прозрачность всего мира, который нас окружает, дает нам возможность накапливать огромное количество данных, которые превращаются в итоге в мудрость. И конечно же, огромное количество устройств и датчиков будет генерировать огромные объемы данных. Я называю это зетта-потопом, зетта-наводнением.

В 2008 году мы создали 5 эксабайт новой информации. К концу следующего года мы этот объем информации будем создавать каждые 10 минут. То есть 5 эксабайт в год, и если мы это тенденцию экстраполируем дальше на 3 года, то это значит, что наступит момент, когда мы каждый год будем создавать информации 1,2 зеттабайта — это трудно себе представить. Если бы мы сделали книжную полку от Земли до Плутона, то книги с информацией 1,2 зеттабайта уместились бы на этой книжной полке 20 раз туда и обратно. Книжная полка длиной 72 млрд миль — вот значит 1,2 зеттабайта. И это не предел, эта цифра тоже будет увеличиваться многократно. Что же в результате? Вот лишь несколько цифр. В YouTube каждую минуту выгружается 60 часов видео. Кстати, я этот слайд когда год назад впервые сделал, было не 60 часов, а 20. Facebook — 160 млрд фотографий, то есть на каждого жителя Земли по две фотографии в месяц. 

К 2015 году каждую секунду по сетям на Земле будет передаваться видео длиной в миллион минут, причем мы храним 92% всей информации, которую мы находим. Вот едете вы в отпуск, берете с собой цифровой фотоаппарат, снимаете сотни тысяч разных фотографий в надежде на то, что «я сниму много, потом плохие сотру, хорошие оставлю». Не сотрете. 92% всего мусора, который мы собираем, остаются на носителях, мы становим цифровыми феодалами. Появляется множество всяких разных устройств, и аппетит к цифровым данным поистине ненасытен. Технологии коммуникаций, технологии совместной работы, гибкие дисплеи, которые можно будет сворачивать в трубочку, окна, в которые будут вставляться не стекла, а прозрачные дисплеи. Представьте себе, что за окном вы будете видеть не ужасный дом вашего соседа, а просто нажимаете кнопку на стене, и у вас вместо дома соседа прекрасный пляж, море. Эта технология на подходе. И данные становятся все более емкими. Например, медицинские изображения: рентген, томография. Несколько лет назад средний объем медицинского изображения составлял пару мегабайт. Сегодня — многие терабайты, потому что изображения становятся трехмерными. Мы переходим от мегапикселей к гигапикселям и терапискелям. И эти пиксели надо передавать по сети, и нагрузка на сети возрастает неоднократно. Эта технология весьма полезна. И что будет, если она будет развиваться? Через несколько лет я потеряю работу. Потому что если собрать действительно хорошую репрезентативную выборку данных, то выборку можно использовать для точного прогнозирования будущего.

Пример. Вот компания Target собирала данные о своих клиентах-заказчиках. И на основании этих данных они смогли спрогнозировать  беременность дочери, хотя родители еще не знали. Компания не только удивила родителей, более того, она сказала, на каком сроке, каком триместре находится дочь. В ближайшие годы мы будем заранее прогнозировать котировки акций, и результаты президентских выборов до того, как они произойдут. Ну, давайте посмотрим еще на некоторые тенденции.

Поговорим об облачных вычислениях. Вы знаете, что данные все больше переходят в облако. Обычно что для нас облако? Это программное обеспечение, как услуга, инфраструктура как услуга, сервисы как услуги. Это дает существенную выгоду. Но помимо этого это дает еще возможности с точки зрения коммуникации. Облако — это огромные вычислительные мощности и интеллектуальные возможности. И любое устройство, которое подключается к облаку, подключено к этим возможностям. Один из примеров — перевод на иностранные языки. В ближайшие годы будет так: я возьму любое устройство, которое подключено к сети, позвоню моему отцу в Китай, я буду говорить по-английски, а он будет на своем устройстве слышать классический китайский-мандарин. Он будет говорить на китайском, а у меня отсюда будут нестись звуки на английском. Такие технологии, как  Wolfram|Alpha, например, любого могут сделать доктором наук. Все знание, накопленное в мире, будет перенесено в облако, и все, что вам нужно, чтобы это знание подключить, это просто канал, труба, подключение.

Кстати, вы наверняка знаете, как суперкомпьютер IBM  Watson, который не подключен к сети, работающий в автономном режиме, победил американских знатоков. Сейчас есть идеи, как перенести IBM Watson из игровой сферы в юридическую и медицинскую. И год назад я сделал прогноз, что будет, если я смогу через такое устройство подключиться по каналу к возможностям IBM Watson. И буквально недели две назад IBM объявило о Watson для смартфонов. Почему это имеет огромное значение? Посмотрим на типичный поиск в сети. Вы вводите какую-то команду, слово, и на экране начинают появляться результаты — миллионы. И в этом огромном списке вы еще должны найти то, что вам надо. Если вы будете работать с Watson, вы получите один ответ, причем тот, который вам нужен. Это огромное преимущество в области информатики. То есть все возможности суперкомпьютерных вычислений будут доступны каждому, у которого есть возможности доступа. И наоборот. Если у вас не будет такого устройства, вы просто будете неконкурентоспособны в завтрашнем мире. Иногда в этой презентации мне задают вопрос: такие огромные возможности, справится ли сеть с такой нагрузкой?

На этом слайде я показываю вам, что произошло с моим личный домашним сетевым соединением. Когда я пришел в Cisco, подключил свой дом к сети, у меня было соединение 300 бит в секунду — поддержка одного устройства. Сегодня у меня соединение 50 Мбит/с, и обычно к нему подключено 42 устройства, иногда больше. Пропускная способность моего домашнего соединения увеличилась в 170 тыс. раз. А плачу я за это соединение в 10 раз меньше, чем 20 лет назад. Причем дело не только в количество устройств, а в функциональности, в том опыте, который стал доступен моей семье. Сейчас отец мой живет в Китае, мама — в ЮАР, а я в Сан-Хосе, Калифорния. И я периодически с ними общаюсь при помощи видеоконференций. Я могу за считанные секунды загрузить к себе любой фильм. Поэтому главное не только количество устройств, но и функциональность, возможности. Мы видим, что идут огромные исследования, вкладываются большие деньги в развитие магистральных сетей. Недавно агентство  IEEE начало работу над 400-гигагабитным интернетом и терабитным интернетом. Мы также видим творческий подход к беспроводным технологиям. Американские и израильские исследователи провели тут большую работу и получили возможность поддерживать мультитерабитную скорость на беспроводных каналах. Дома мое соединения увеличило свою способность в 170 тыс. раз, и мы увидим то же самое в беспроводных каналах, и вообще пропускная способность всех сетей будет в ближайшие годы расти.

Итак, какие последствия вызовут эти тенденции? Лично я выскажу такую мысль: человечество развивается по одной причине. И это не технологии, и не инновации. А тяга человечества к общению, тяга людей к общению друг с другом. Например, 8 тыс. лет назад человек открыл огонь, и одно племя училось у другого, и так постепенно шло распространение новой технологии. Когда Уотсон и Крик раскрыли геном, ДНК, они это знание выложили в сеть, и любой генетик, которому это было нужно, мог получить мгновенно. 200 лет назад, если вы хотели с кем-то связаться на нашей планете, во многих случаях это было невозможно, а иногда — очень трудно, это занимало месяцы. Сегодня мы можем подключиться к любому человеку на планете, если, конечно, у него есть связь с сетью. Подключиться за считанные миллисекунды, причем в мультимедийном видеорежиме. Причем мы можем одновременно подключиться ко многим людям. Если вы принимаете мой тезис, что главная причина, по которой развивается человечество, это его тяга к общению, то в ближайшем будущем человечество продолжит развиваться в геометрической прогрессии, экспоненциально. Вот один из примеров. Недавно я был в Японии и говорил с жителями о землетрясении и цунами, которые там произошли. Что интересно: люди, которые это видели, начинали передавать сообщения в Twitter, они предупреждали друзей и знакомых, что то-то и то-то происходит. И люди узнали о происходящем на много минут раньше, чем правительство и госорганы засекли это происшествие. Если мы все это обобщим, если примем во внимание, что сейчас у меня на этом устройстве более широкие возможности чем были на уровне стран 10–20 лет назад, плюс у меня есть возможности генерировать видео такое, какое было впервые, когда снимался фильм «Унесенные ветром». Если каждый дисплей будет подключен к интернету, то в результате получается, что каждый человек становится репортером. В ближайшие годы, может быть, вам будет интереснее подключиться не к телевизионному каналу, а к какому-то человеку. И сеть, которая присутствует повсеместно, делает окружающий нас мир небывало прозрачным, доступным, и это становится великолепным катализатором перемен.

Теперь давайте поговорим о вас. Кто из вас помнит, что такое видеомагнитофон? А вот если детей спросить, то не все скажут. Почему я его здесь показываю? Помните этот видеомагнитофон, на котором всегда мигало 12 часов? И мы даже не заботились о том, чтобы выставить или поменять время. Потому что надо было залезть в руководство, посмотреть, какой интерфейс... то есть вам надо было приспособиться к машине, узнать, какой интерфейс. Всегда человечество приспосабливалось к технологиям, но эта ситуация меняется. Потому что сеть есть везде, есть сетевое облако, облако становится интеллектуальным. И впервые в истории человечества не мы начинаем приспосабливаться к технологиям, а технологии к нам. Приведу примеры. Первое — это машинное видение. Машины начинают учиться видеть мир так, как его видит человек. Не штрих-коды, не трехмерные коды, а видение мира. Если есть соединение с сетью, если есть интеллектуальность облака — машина может видеть. Сегодня вы можете взять телефон, загрузить туда приложение Google, навести камеру на головоломку «Судоку» — и через Google эта головоломка будет решена. Очень простой пример того, как может действовать устройство доступа, канал, и облако. Или вот что-то полезное можно сделать с этим телефоном. Вы с ним проходите по магазину, и получаете информацию о том, что этот телефон видит, потому что он распознает продукты: овощи и т. д. Что еще? Голос, речь. Если взять такой продукт, как Siri, то это облачная система, и она учится — миллионы запросов направляются ей каждый день, и она все это запоминает. Поэтому чем больше вы ею пользуетесь, тем больше она запоминает, она учится и тем лучше работает для вас. Машины сейчас все лучше учатся распознавать человеческую речь на всех языках. Есть еще такая область, как дополненная реальность. Ну, допустим, если вы с кем-то связываетесь, то машина может по лицу распознать человека, и вывести на экран внизу информацию о нем: имя, кто это, где работает. С такими технологиями, как Google glass, мы видим, что эти возможности перемещаются с огромного экрана на наши очки. Возможно, мы близимся к эре конца дисплеев и экранов потому, что каждый будет носить эти экраны с собой. И хотя сейчас мы пока говорим только о таких экранах на очках, ученые уже работают над такими же устройствами на уровне контактных линз, которые тоже будут работать как дисплеи с дополненной реальностью. Сейчас ученые работают над биотопливными элементами питания, которые могут работать на теле человека, которые могут генерировать электрический ток из глюкозы и кислорода, которые циркулируют по человеческому телу. И эти устройства будут запитывать контактные линзы (конечно, эти все исследования пока на ранних стадиях). Например, утром вы надеваете контактные линзы, и они подключатся к сети, и дальше работают в ваших интересах. Управление компьютером при помощи жестов — это уже давно привычный факт. Cisco и John Lewis в Великобритании провели работу, и вы можете  виртуально примерять одежду перед виртуальным зеркалом, управляя им про помощи жестов. То же самое вы можете делать и дома — примерять виртуально, а потом нажать кнопочку, и все это будет куплено и доставлено вам на дом.

Мы привыкли смотреть телевизор. Мы переходим в эру, когда телевизор будет наблюдать за нами. Сейчас все больше и больше появляется таких телевизионных приемников, которые подключены к сети, и оборудованы видеокамерой. Конечно, первоначально это все будет использоваться в цифровых рекламно-информационных панелях, но постепенно это все появится и дома. Через несколько лет такие устройства смогут распознавать ваш возраст, ваш пол, и передавать вам рекламный и другой контент тот, который вам может быть интересен. И через несколько лет, я предвижу такую возможность, если вы такую опцию активируете, то вы сможете сидеть дома, смотреть телевизор, а телевидение в это время будет наблюдать за вами. И в зависимости от того, какой костюм на вас надет, какие продукты стоят на полках в доме, он будет передавать вам контент, который вам интересен. А если рядом с вами сидят два маленьких ребенка, то ТВ может изменить программу, чтобы не показывать этим детям то, что им видеть не надо. Вот лишь несколько примеров. По некоторым прогнозам, через пять лет 30% всех рекламно-информационных панелей будет иметь такую функциональность. Это позволит нам резко трансформировать опыт хождения по магазинам.

А теперь поговорим о тотальной интеграции. Сейчас ведутся очень интересные исследования о взаимодействии между мозгом и машиной напрямую. Сегодня опубликована  статья, в которой говорится о том, что ученые при помощи лазера стимулировали отдельные нейроны в мозгу червяка, и могли направлять его в том или ином направлении. Месяц назад ученые опубликовали статью о протезе ноги, который управлялся напрямую мозгом. Toyota разработала  инвалидную коляску, которая тоже управляется мозгом. И в результате парализованный человек может ездить туда, куда ему надо: он просто думает, куда надо, туда и едет. Пару лет назад я сидел дома, и в качестве эксперимента включал и выключал свет в доме. Только подумайте, какие последствия это может иметь для здравоохранения, для военных нужд.

В ближайшие годы могут появиться небольшие устройства, которые можно прикреплять на ухо, и управлять окружающим миром просто думая о нем. Если, конечно, у вас есть подключение к сети.

Теперь я хочу поговорить о трехмерной печати — 3D-принтерах. О личном персональном производстве. То есть ничего нового в 3D-принтерах нет, о них начали говорить 30–40 лет назад, но только сейчас эта технология достигла определенного уровня зрелости, и цена этой технологии снизилась до более или менее приемлемого уровня. Теперь она может стать широко распространенной. Обычно сейчас, чтобы купить одежду, мы идем в магазин, и выбираем. Как на Западе: S, M, L — малый, средний и большой размеры. Эти времена уходят в прошлое. Сегодня мы можем загрузить по сети или фильм, или книгу, или музыку — 10 лет назад это было невозможно, сегодня ничего особенного в этом нет. В будущем мы точно так же будем загружать физические объекты. Это называется (по-русски этого еще нет) аддитивное производство. Раньше было субтрактивное производство: бралась заготовка, снимались слои, и образовывалась форма. А теперь мы наращиваем добавляющее производство — как гаечный ключ добавляется послойно на трехмерном принтере. Вот вы видите, как принтер слой за слоем печатает гаечный ключ, настоящий, из металла. Сегодня 3D-принтеры могут распечатывать материальные объекты из 40 материалов. Если вы таких не видели, то я сюда их привез, такие объекты. Вот они у меня на столе, я о них немного расскажу. Мы можем распечатывать на таких принтерах формы с такой геометрией, которые невозможно произвести на современных станках. Вот, допустим, цельный шар с вырезами, а вот рука из нержавеющей стали (видите — не только из пластмассы мы можем печатать), а вот это велосипедная цепь распечатана как единый объект, а не собиралась позвенно. Мы ее не собирали, мы ее распечатали такой сразу. Можно распечатывать очень большие объекты. Вот турбовинтовой двигатель размером 3х3х3 метра. Интересно, что заявила недавно известная компания Airbus. Они сказали, что к 2050 году они собираются распечатать целиком самолет. То есть фюзеляж, двигатели, пассажирские кресла. Для этого строится огромный принтер размером с ангар, в котором и будет распечатываться самолет. Еще немного об этом двигателе: он состоит из 188 частей. Если бы это был большой принтер, то его можно было бы распечатать сразу. Но самое главное это то, сколько же денег и времени мы экономим. Если бы двигатель производился традиционным методом промышленного производства, он бы стоил $900 тыс., а на производство ушло бы 9 месяцев. В случае распечатывания он стоил бы $25 тыс., и распечатка заняла полтора месяца. По времени экономия составила 83%, по деньгам 97%. Представьте теперь, если такие возможности дать компании, как ускорятся циклы инноваций.

Я встречался несколько дней назад с представителями одной крупной тракторной компании. У них хранятся запчасти в огромных складах — огромные материальные запасы омертвлены десятилетиями. Потому, что у них есть трактора, которые произведены еще в 1950-х годах. Они работают, и их надо поддерживать и иметь запчасти. Если бы можно было такие части на месте распечатывать, тем более что большинство этих запчастей ничего сложного собой не представляют: какие-то там формочки из стали, и все. Представляете, тогда на одну флэшку можно было бы загрузить весь их склад. И за несколько секунд в любой точке мира они могли бы загрузить данные об этой запчасти для замены на месте. Всё.

3D-принтеры могут уже печатать из 40 различных материалов: драгоценных металлов, алюминия, пластика, поликарбонатов. Вот автомобиль: он был распечатан не весь, но корпус его был распечатан целиком. В будущем, я думаю, вы сможете, выйти в онлайн, сделать такой дизайнерский проект своего автомобиля и его распечатать. Кроме того, ученые работают над принтерами молекулярного уровня, которые могли бы распечатывать сложные молекулы. Конечно, мы не скоро увидим продуктовые принтеры. Но тем не менее, возможность появления таких принтеров вполне вероятна. Кроме того, так же, в принципе, можно распечатывать лекарства. Я ужасный повар, готовить вообще не умею, поэтому как было бы здорово, если бы у меня был такой продуктовый принтер на кухне. Я бы загрузил какой-нибудь эксклюзивный рецепт по сети, и он бы мне все распечатал прямо дома. Подумайте, какое огромное значение эти принтеры имели бы для людей, у которых диабет, аллергия. Принтеры могут распечатывать как микроскопические объекты, так и огромные. Вот в центре распечатана модель собора святого Стефана в Вене. И размеры ее 100 нанометров. Если выдернуть волосок из головы (у меня немного осталось, не буду делать), то диаметр человеческого волоса и есть 100 нанометров. И видите, какое разрешение! Принтеры печатают со скоростью 5 метров в час. Справа огромные структуры — компания  D-Shape распечатывает дома: фундамент, стены, электрическую проводку. То есть вполне возможно, что мы будем жить в распечатанных домах, которые будут стоить наполовину дешевле, и допуски там будут гораздо лучше, чем в современном строительстве. Такие принтеры гораздо раньше людей отправятся на Луну и Марс, и там они будут строить человеческую инфраструктуру, а потом туда будут прибывать космонавты и астронавты, и эту структуру заселять. Есть такой доктор  Энтони Атала, он работает в институте регенеративной медицины, и ведет исследование в области распечатки тканей человеческого организма. Сегодня в его лабораториях можно воспроизвести 22 типа человеческих тканей с помощью непечатных технологий. Этот доктор наконец-то обратил свое внимание на 3D-принтеры, и пытается с их помощью распечатывать органы человеческого тела. И хотя, если честно, пройдут десятилетия, прежде чем распечатка органов человеческого тела станет делом обычным. Но просто в качестве доказательства концепции он  распечатал человеческую почку.

Если вы не хотите ждать, пока это все станет реальностью, можете все это сделать сегодня. Есть такой сайт,  Shapeways. Заходите туда, видите разные формы, предметы, объекты. Если у вас есть 3D-принтер, загружаете, распечатываете у себя дома. Если вы дизайнер, можете свое что-то изобрести, и у них на сайте выложить. Или можете у них заказать, они вам буквально через несколько дней распечатают и доставят. Если бы у меня дома был такой принтер, я бы не ждал доставки, а распечатывал то, что мне нужно, сразу. Значение этой тенденции колоссальное: каждый из нас может стать для себя заводом-производителем. Какие могут быть последствия? Сегодня я не могу распечатать для себя телефон, но в последующие годы, наверное, у меня может появиться такая возможность. Есть такие технологии, как графеновая, например. Графен — это углерод одного уровня, толщиной в 1 атом. И доказано, что графен можно использовать в качестве полупроводника. И хотя пока это не используется практически, если вы подумаете о законе Мура, как это все развивается экспоненциально, вполне возможно что через десятилетие-другое мы сможем распечатывать такие сложные объекты, как телефон. А теперь подумайте, что будет, когда трехмерный принтер сможет распечатывать самого себя — как это изменит область промышленного производства. И падение цен на 3D-принтеры происходит с такой же скоростью, как и на обычные принтеры. Это означает, что принтер, который стоил $1 млн долларов в 2006 году, в 2020 году будет стоить примерно $1 тыс. То есть каждый из нас сможет позволить себе иметь такой принтер дома. Всего несколько десятилетий назад иметь дома холодильник считалось роскошью, сегодня холодильник есть у всех. И 3D-принтеры тоже проникнут в наши дома и квартиры, и мы сможем загружать материальные объекты — вещи — с той же легкостью, с которой мы сегодня загружаем фильмы.

Перед нами стоит одна большая проблема: население Земли растет угрожающими темпами. И во многих областях, таких, как медицина, ощущается проблема: пожилых людей становится все больше, а количество врачей остается прежним. Кроме того, мы генерируем огромные объемы информации, и сейчас у нас нет возможности с этим проблемами справиться, и поэтому нам нужны будут новые инструментальные средства. И первое из них, это виртуальные люди. Вот  Эмили  , видели вы ее или нет, не знаю.




Это не человек, это синтетический виртуальный образ, который разработала компания  Image Metrics. Когда вы начнете работать с такими интерфейсами, а если за этим интерфейсом будет стоять вся интеллектуальная мощь сетевого облака, если за этой Эмили будет стоять IBM Watson, плюс машинное видение, плюс распознавание лиц человека, плюс распознавание речи, плюс распознавание эмоций и жестов, то в результате получится, что у нас на экране виртуальный человек. То есть вы подключитесь к какой-то сети, к компании, к сайту, увидите на экране человека, побеседуете с ним, и вам будет казаться, что это видеоконференция, и на другом конце человек, но человека там не будет — он будет виртуальный. Это то самое концептуальное средство, которое позволит масштабировать возможности человека там, где их не хватает.

Что еще здесь есть? Это робототехника. Сегодня у нас на земле 19 млн роботов. И количество увеличивается в два раза каждые два года. И к 2030 году количество роботов должно превысить количество людей. Как видите, вот этот робот совсем не человекоподобный. Роботы будут разные, для разных целей, специализированные. Какие-то роботы могут работать внутри вашего тела, очищать вашу кровь, какие-то другие каналы, среду вокруг вас. С точки зрения сети робот — это всего лишь устройство с сенсорными датчиками, с видеовозможностями, подключенное к сети, и ничего больше.

Ну, и самое последнее. Я хочу сделать провокационное заявление. Человечество перешло какой-то качественно важный рубеж. Мы входим в совершенно новый этап эволюции человека как биологического вида. В течение миллионов лет человек был рабом эволюции. Сегодня он берет управление эволюцией в свои руки. Вот самые ранние сигналы наступления этой эпохи. Человечество быстро учится ремонтировать, заменять и улучшать отдельные органы своего тела. Мы создаем протезы, которые могут управляться мозгом и чувствовать. Мы создаем принтеры, которые могут печатать органы, мы на грани понимания того, как работает человеческий мозг, как он воспроизводит и осознает себя. И хотя эти технологии станут распространенными не скоро, пройдут десятилетия, но эти сигналы здесь изображены, и они дают нам очень большую надежду, и все говорит о том, что человек все больше начинает забирать управление эволюцией в свои собственные руки. Ну и конечно же, сразу возникает вопрос: а как насчет старения? Есть ученые, которые верят, что первый человек, который доживет до 1000 лет, уже родился. Правда это ли нет, будем ли мы жить вечно — это вопрос открытый, его можно обсуждать. И хотя мы тут видим достижения, прямо удивительные, но одно дело когда французские ученые омолодили одну клетку, совсем другое дело — омолодить квадриллион клеток, из которых состоит тело человека. Поэтому будем мы жить вечно или нет — вопрос интересный, но открытый. Но я уверен в одном: безусловно, человеческие существа могут жить гораздо дольше, чем сегодня. Подумайте, что во время неандертальского периода нашей истории средняя продолжительность жизни неандертальца составляла 18 лет. В средние века средняя продолжительность жизни была 40 лет. В начале XIX века, совсем недавно, средняя продолжительность жизни составляла 50 лет. И буквально за пару сотен лет мы практически удвоили продолжительность жизни из-за качества еды, медицинского обслуживания и общей нашей среды, в которой мы живем. Поэтому, что бы вы не думали о своей старости и пенсии, это все можно отодвинуть в будущее.

Я хотел дать вам представление, какую роль играет сеть в жизни и прогрессе человечества. Сегодня к сети подключено менее 1% устройств, которые в принципе могут быть подключены. Посмотрите, какое влияние сетевые соединения оказывают на нас сегодня. И подумайте, что станет с нами, когда вместо 1% будет подключено 10%, 30% устройств. Поэтому я хочу поблагодарить вас за ваше время и внимание. Я думаю, что мне удалось простимулировать ваше мышление и дать вам какие-то мысли. Думаю, теперь у нас есть время для вопросов.

Модератор:

— И пока опешившие слушатели думают, как построить 3D-дом, или думают, сколько денег нужно на то, чтобы жить вечно, я бы хотел Дейву задать вопрос, который не относится к технологиям, но по поводу того, с какими механизмами нам придется жить в будущем. Вспомнил книгу Оруэлла «1984». Если вы помните про «Большого брата». Не кажется ли вам, что в процессе эволюции, которая вами описана, не только телевизор начнет следить за нами, но и все, что мы изобретем, обратится, по большому счету, против нас? Этическая проблема не кажется ли вам слишком серьезной?

Дейв:

— Да, у меня здесь есть очень серьезные опасения. Есть такие города земли, где видеокамер больше, чем жителей — в семь раз больше! И очень важно развиваться так, чтобы удобства, доступные и повсеместные сетевые соединения, не нарушали наши права. Сама по себе технология не хороша и не плоха, это только средство. И как его человек будет использовать, зависит от самого человека. Помните, что вам надо голосовать так, чтобы ваш голос был услышан. Это имеет критическое значение: все эти удобства не должны быть вам в ущерб. Нельзя отдавать кому-то свою личную информацию, личную свободу в обмен на удобства.

Вопрос из зала:

— Спасибо большое, все очень интересно, очень широкий кругозор у вас. Вы сказали, что будут созданы виртуальные люди, и будет возможность распечатывать отдельные органы человека. Будет ли возможность распечатать человека — если уж возможно распечатать органы? И второй вопрос: за что люди будут платить в будущем, за сырье для 3D-принтера, за возможность подсоединения к интернету, или они просто будут работать меньше, и больше проводить времени в Facebook, больше общаться?

Дейв:

— Распечатка всего организма человека целиком — это совсем не тривиальная задача. Мы тут можем поднять вопрос о телепортации. Я не думаю, что телепортацию человеческого существа можно будет осуществить раньше, чем через 150 лет. Но ничто нам не мешает не телепортировать человека, а создавать его копию где-то в другом месте. Если можно распечатывать отдельные органы, то теоретически можно будет распечатать и всего человека. Но пройдут многие-многие десятилетия, если не столетия, пока мы поймем истинную функцию всех органов человеческого тела. Но тут возникают многие философские проблемы: если я создам копию кого-то, это будет кто? Вы или кто-то другой? Думаю, нет: копия все же не равна оригиналу. И вы сказали, Андрей, что мы тут поднимаем достаточно серьезные нравственные вопросы. Часто бывает так, что технологии идут вперед так быстро, что мы не поспеваем за ними в плане этическом, философском. Поэтому теоретически да, придет такой день, когда мы сможем распечатать человеческое тело, но когда мы решим технические проблемы, то останутся проблемы философские и нравственные. Хотя мы знаем в принципе как распечатать органы тела, сейчас распечатывают кровеносные сосуды, кости, мышцы и большинство органов. Что мы не можем распечатывать — человеческий мозг. Пока не получается, и вряд ли получится в обозримом будущем, десятилетия и десятилетия должны пройти.

Вопрос из зала:

— Вы говорите о том, что на подходе эпоха 3D-всемогущества, когда каждый человек сможет иметь у себя дома некую фабрику по производства всего ему необходимого. По вашим прогнозам, какой будет живой бизнес? У меня такое ощущение, что зарабатывать будут либо производители — собственники всяких устройств, либо те, кто занимается их реализацией. Какие еще бизнесы будут жизнеспособны в таком мире?

Дейв:

— Конечно, 3D-принтер — прекрасное устройство для каждого человека. Но 3D-печать важна и для бизнеса. Я показал вам, какие можно распечатывать двигатели для самолетов при экономии 97% финансовых средств. Конечно, некоторые проблемы для бизнеса созданы будут, безусловно. Но и, кстати говоря, что если у вас дома будет стоять такой принтер, то это еще не значит, что вы стали фабрикой. Вам понадобится хороший дизайнер, вам надо понимать, что такое эргономика. И хотя трехмерный принтер может заменить человека на многих должностях на производстве, останется много должностей, которые он занять не сможет и более того, появится много новых видов работы. Например, подумайте, несколько лет назад многие виды сегодняшних работ просто не существовали: блогер, веб-дизайнер. И в будущем появятся новые виды работы, о которых мы и не подозреваем: мастер по ремонту роботов, специалист по космическому туризму. Некоторые ученые говорят, что 10 наиболее популярных в 2020 году видов работы в настоящее время не существуют вообще. Так что, хотя роботы и будут нас вытеснять, человечество найдет себе новые виды деятельности. Конечно, перед человечеством стоят большие проблемы. Это исчерпание конечных ресурсов земного шара, необходимость поисков новых видов энергии, управление климатом, производство продуктов питания и чистой воды. Человечеству будет что делать в ближайшие годы.

Вопрос из зала:

— Вы затронули вопрос выборов и сказали, что технологии в будущем позволят нам знать результаты выборов заранее. Но в конце вы сказали, чтобы технологии оставались средством, а не целью — чтобы мы оставались людьми, и мы должны голосовать. Не получится ли так, что выборы станут средством, а не целью?

Дейв:

— Голосуют люди, и можно сказать, что спрогнозировать результаты голосования очень трудно. Для того, чтобы получить результаты голосования, нужно получить огромные массивы данных, эта выборка должна быть репрезентативной, тогда только можно будет делать какие-то более или менее правильные прогнозы.

Alf .2 октября 2012
1061
 0.00