"Главное — целеустремленность и желание сделать любую работу хорошо."

IMG_3880_

Мария Сеничкина

Бизнес-аналитик McKinsey & Company

Мария, сложилось такое мнение, что в McKinsey могут попасть только выдающиеся выпускники ведущих вузов, в частности обладатели красных дипломов. Что вы окончили, есть ли у вас красный диплом, были ли стажировки, опыт работы в других компаниях перед поступлением в McKinsey? 

Я окончила с отличием несколько программ: в Высшей школе экономики — бакалаврскую программу экономического факультета, магистерскую программу по экономике и финансам МИЭФа, а также Эссекский университет. С компанией McKinsey я познакомилась, когда училась на втором курсе, на лекции партнера Владимира Чернявского и бывшего сотрудника компании Дмитрия Попова. Для меня и для моих близких друзей этот день во многом предопределил выбор профессии и работодателя. Часто от лекции в памяти остается информация — факты и цифры... Но из этой лекции, помимо фактов, я вынесла прежде всего прекрасное впечатление о сотрудниках McKinsey, что существенно укрепило общее положительное впечатление о компании. 

Нам рассказывали, что в McKinsey работают лидеры, которые успешно решают сложнейшие задачи. Приводили любопытные примеры из опыта сотрудничества с клиентами, описывали ситуации, с которыми сотрудники сталкивались на проектах, приводили примеры интересных решений. Но особенно важно было то, кто это рассказывал и как. Я понимала, что за этими людьми хочется идти, с ними действительно хочется работать. Это впечатление только усилилось впоследствии, когда я стала собирать дополнительную информацию о компании. В конечном итоге все эти факторы и определили мой выбор. 

В студенческие годы мне прежде всего хотелось найти себя, попробовать работать в разных организациях. Были интересные предложения от банков и других компаний. Я прошла летние стажировки в ВТБ и Sberbank CIB и по их результатам получила предложения о постоянной работе. Но все-таки чувствовала стремление искать дальше. Я по-прежнему испытывала большой интерес к McKinsey, и мне хотелось попробовать себя в консалтинге, поэтому незадолго до выпуска я начала готовиться к прохождению всех этапов отбора соискателей в этой компании. Я общалась как с бывшими сотрудниками компании, так и с теми, кто продолжал там работать, и очень многие были рады ответить на мои вопросы, помочь. Вместе со сверстниками, которые тоже готовились к собеседованиям в консалтинговых компаниях, я решала бизнес-кейсы. И когда я почувствовала, что готова, я подала заявку на работу в McKinsey. 

Бывают ли такие ситуации: кто-то мечтает стать аналитиком и полагает, что отлично с этим справится, но, столкнувшись с реальными аналитическими задачами, испытывает серьезные трудности? Или наоборот, кто-то хотел стать экономистом или юристом, а на самом деле обладает выдающимися аналитическими способностями, и просто не было задач, позволяющих выявить это? 

Иногда бывает так, что соискатели впервые сталкиваются с бизнес-кейсами непосредственно на собеседовании, но что касается меня, то я серьезно готовилась их решать. И я думаю, что решение кейсов — хорошая возможность понять, есть ли склонность к работе в сфере консалтинга. Некоторые не любят решать бизнес-кейсы, их это «не заводит» или даже кажется скучным. Я точно понимала, что мне нравится решать подобные задачи и что я не намерена ограничиваться получасовыми собеседованиями, а хочу заниматься этим и в дальнейшем. Я понимала, что это та сфера, в которой мне хотелось бы развиваться. 

Когда вы пришли в McKinsey, у вас уже были хорошие теоретические знания, опыт летних стажировок. Что для вас было неожиданным в организации работы в McKinsey? Может быть, некий новый алгоритм решения аналитических задач, о котором не знали ранее, или что-то еще? 

На протяжении первых месяцев работы в McKinsey я принимала участие в проекте для предприятия транспортного сектора (Московский Метрополитен). Мне очень понравилось, что в компания придается огромное значение правильному использованию ресурсов и знаний коллег. В ходе учебы подобным взаимодействиям уделяется недостаточно внимания. Кроме непосредственно консультантов, в McKinsey работают внутренние эксперты, обладающие глубокими знаниями в тех или иных отраслях, а также приглашенные эксперты, специалисты по визуализации и т. д. Для успеха каждого проекта очень важно уметь взаимодействовать со всеми этими людьми, важно уметь задавать правильные вопросы и организовывать совместную работу — ну и, конечно же, свою собственную тоже. Ситуации, при которой каждый сотрудник ведет свой участок работы автономно и независимо от других, в компании просто отсутствуют. 

Почему вы выбрали консалтинг? Здесь приходится работать и с нефтегазовой отраслью, и с металлургией, и с банковским сектором, и со многими другими отраслями — это же намного сложнее, чем погрузится в какую-то одну тему? И сопутствующий вопрос: если консалтинг — то почему McKinsey? 

Для меня выбор состоял из двух этапов. На первом этапе я выбирала общую сферу деятельности и в итоге остановилась на консалтинге. В консалтинге нет такой четкой фокусировки на определенной отрасли, но я бы не сказала, что это сложнее. Дело не в сложности, а в самой сущности этой работы. Мне нравилась именно такая работа. А вот на втором этапе я выбирала уже конкретного работодателя. Для меня главное отличие одной компании от другой — в людях. Трудно сказать, чем именно это определяется, но компании сильно различаются характерными особенностями людей, которые туда приходят работать. В McKinsey я почувствовала себя комфортно: здесь у меня очень умные, интересные, разносторонние, амбициозные и талантливые коллеги. И все они очень разные. Мне понравились люди, которых я здесь встретила. 

Есть несколько типов корпоративной культуры. Есть полная свобода в общении с руководством, а есть строгая иерархическая система отношений. Иногда консервативный или более свободный подходы проявляются даже в стиле одежды. Как с этим в McKinsey? 

Я бы охарактеризовала нашу корпоративную культуру как очень открытую. Любой сотрудник, даже только что пришедший в компанию, может обратиться к старшим коллегам с любым вопросом, с любой проблемой — и ему помогут. Я думаю, что это очень важно, причем не только для новичков. Это важно для компании в целом, ведь такие отношения по-настоящему объединяют людей, дают им ощущение общности. Когда у меня возникают вопросы, которые не получается решить самостоятельно, я иду к более опытному коллеге. И этот человек всегда находит для меня время, когда бы я к нему ни обратилась, — несмотря на то что у него, очевидно, всегда много других важных дел и встреч. И это не единичный пример: у каждого сотрудника в компании есть такой «наставник». Что касается стиля одежды, то у нас он довольно строгий, в отличие, например, от студий дизайна или креативных агентств. При этом по пятницам, если нет встреч с клиентами, можно носить повседневную одежду. Но я думаю, стиль одежды на самом деле не является существенной характеристикой корпоративной культуры. 

У всех крупных компаний есть базовые требования к соискателям и сотрудникам. В McKinsey хотят работать выпускники лучших вузов России, каким требованиям они должны соответствовать? 

Главное — целеустремленность и желание сделать любую работу хорошо. А еще, как мне кажется, огромная любознательность и умение найти общий язык со всеми, с кем придется общаться в процессе работы. Разумеется, все это в дополнение к тем базовым требованиям, которые есть в любой компании. 

Что бы вы посоветовали тем, кто хочет попробовать попасть на работу в McKinsey? 

Самое важное — пообщаться с людьми, которые работают или работали в компании, и узнать о ее внутреннем устройстве. Также полезно будет общаться с людьми, которые хорошо разбираются в консалтинге, с другими кандидатами, которые тоже готовятся. Полностью самостоятельно подготовиться сложно, да и не нужно.


https://universumtop100.ru/companies/mckinsey-company/stories/-fb74ce84-6fb6-4b30-ba1b-d280760983ee

MCKINSEY and Company14 августа 2014
963
 0.00