Xenia Nikitina

2818.4
Россия, Москва

Jackie

 
 

В Америке появилась новая первая леди и всевозможные таблоиды и женские журналы  в одночасье окрестили миссис Обама иконой стиля, приводя в качестве эталона, имя другой первой леди - Жаклин Кеннеди.

 
  
 

Она ушла из жизни в 1994 году, но по прошествии 15 лет, её имя по-прежнему остаётся синонимом таких понятий как абсолютный вкус, изысканность, шарм. Каким же был стиль женщины, ставшей для американского народа олицетворением моды шестидесятых годов, женщины, о вкусе которой ходили легенды, благодаря которой появился, так называемый, « стиль Джеки», а все, что она предпочитала - стрижка, модная одежда определенных силуэтов, фасон солнечных очков, маленькие сумочки и знаменитые шляпки, превратились в культовый американский бренд.

 
  

Не так уж много женщин за всю мировую историю пристально приковывали к себе внимание всего мира. Жаклин Кеннеди одна из тех, кому это удалось. Её боготворили, когда она была женой Джона Кеннеди, а после его смерти, в течение пяти лет, люди сочувствовали ей и считали своим национальным достоянием.

  

Брак с Аристотелем Онассисом вызвал у американцев гнев и недоумение. «Вторая смерть Кеннеди», - так газеты комментировали брак Жаклин и Аристотеля. «Джеки, не надо!», «Сегодня Джон Кеннеди умер во второй раз!», «Джеки вышла замуж за банковский чек!», «Джеки, как ты могла?», - такими заголовками пестрила пресса в день свадьбы Жаклин и Онассиса. Но, соскользнув с американского пьедестала, Джеки все равно продолжала вызывать к себе сумасшедший интерес.


Мнения о Жаклин Кеннеди журналистов, биографов, современников, полярны и противоречивы. Эта женщина удостаивалась восхищения и ненависти, преклонения и порицания.

  

По мнению одних, она была совершенством. Искренне любила своего мужа, обожала сына и дочь, тяжело переживала смерть Джона Кеннеди, а на второе замужество с миллионером Аристотелем Онассисом решилась лишь потому, что жизнь стала пустой и бессмысленной. Многие представляли её расчетливой и высокомерной, утверждали, что её годовой финансовый счет мог бы составить бюджет небольшого государства, что она постоянно меняет любовников, приписывали ей романы с актерами Марлоном Брандо и Уильямом Холденом , с братом Джона Кеннеди , Робертом, с министром обороны кабинета Кеннеди Макнамарой и его заместителем Росуэллом Гилпатриком.

 
  
 

Оппоненты же настаивали, что она была застенчивым и очень ранимым человеком, не любила публичности, знала, что такое страдание и одиночество. Что её отличали деликатность и удивительное чувство такта. Что Джеки была способна мгновенно очаровать собеседника, что в ней присутствовал неподдельный интерес к людям, что она обожала литературу и искусство. А романы - это попытка заглушить обиды, наносимые сначала первым мужем, страстным любителем женского пола, а затем и вторым мужем, грубоватым, властным, известным своими бисексуальными наклонностями.

 
  
 

Ощущение душевной пустоты и тяжелые депрессии, случавшиеся в ее жизни, связывали с несколькими неудачными беременностями, мертворожденными детьми и постоянными изменами Джона, а самый тяжелый период, подкрепленный увлечением алкоголем - с трагической гибелью её мужа президента Кеннеди, а через некоторое время и его брата, очень близкого её человека Роберта Кеннеди. Иногда, в безудержном отчаянье, она говорила преданной секретарше Ненси Таккерман и своей любимой сестре Кэролайн, поддерживающей ее в эти годы, что ненавидит: «…эту чертову Америку, убивающую своих лучших людей», что когда-нибудь эта страна убьет и ее саму, и ее детей.

 
  

Жаклин Кеннеди, урожденная Жаклин Ли Бувье, американка с французскими корнями по линии отца - Джека Бувье. Он обеспечивал семейству вполне безбедное существование, играя на бирже. В 1930-е годы, во время мирового кризиса, финансовое положение семьи Бувье сильно пошатнулось. Когда Жаклин исполнилось тринадцать, а ее младшей сестре Кэролайн Ли одиннадцать, родители развелись. Через некоторое время у девочек появился отчим - Хью Очинклосс, человек не бедный, состоящий в родственных отношениях с самыми известными фамилиями Америки - Рокфеллерами, Вандербильдами, Тиффани.

  

В 1951 году за плечами двадцатидвухлетней Жаклин Бувье, был частный привилегированный колледж, год, проведенный  в Сорбонне, и университет Джорджа Вашингтона, который она окончила со степенью бакалавра в области французской литературы. Еще в университете, Джеки удалось выиграть письменный конкурс, проводимый популярнейшим парижским журналом «Vogue». Ее эссе о деятелях литературы и искусства, ушедших из жизни, было признано лучшим среди множества работ. Джеки стала сотрудницей вашингтонской газеты «Вашингтон таймс геральд». Первое время ей пришлось исполнять роль девочки на побегушках, затем последовало повышение до должности секретаря отдела городских новостей.

  

Когда в редакции открылась вакансия на должность «фотографа-интервьюера», Джеки заверила редактора, что умеет фотографировать, а сама тайком отправилась на краткосрочные курсы фотографов. Однако успехов на этом поприще молодая журналистка особенно не достигла. Ее бывшие коллеги свидетельствовали, что фотографии в исполнении Джеки были не лучшего качества, впрочем, как и её интервью.

  

Джеки проработала в газете всего полтора года. Весной 1951 года Жаклин на обеде у журналиста Чарльза Бартлетта познакомилась с молодым конгрессменом из Массачусетса по имени Джон Фицджеральд Кеннеди. Встреча стала началом её новой жизни и концом журналистской карьеры. В 1953 году, за несколько дней до свадьбы с Кеннеди, Джеки уволилась из редакции.

  

Через несколько лет, став хозяйкой Белого дома, Жаклин сразу же проявила свой незаурядный вкус, принявшись за переделку интерьеров Белого Дома, декор которого, по ее мнению, был далек от совершенства.

  

Джон Кеннеди считал, что Джеки была слишком «рафинированной» для американцев. Президент говорил с усмешкой, что им долго придется привыкать к образу первой леди с аристократическими манерами и безупречным внешним видом, с отличным образованием, позволившим ей свободно владеть несколькими иностранными языками, с элегантнейшим гардеробом от парижских кутюрье.

 
  

И действительно, Америка, в лице простых обывателей приняла ее не сразу. Но все же, приняла и полюбила. И не просто полюбила, а сделала своим кумиром, объектом обожания и подражания. В этот период в Новом свете с небывалой силой вспыхнул интерес к искусству, предметам старины, к семейным ценностям. И все это, благодаря Джеки. Для американцев она стала воплощением хорошего вкуса стиля и отличных манер, её умение одеваться вызывала восторг и волну подражаний.

  

Правда пристрастие к нарядам вызывало и наибольшее количество нареканий в адрес Жаклин. О расточительности Джеки и её безудержной любви покупать дорогую модную одежду и всевозможные предметы роскоши ходили легенды. Непомерно большие расходы жены несколько тяготили Джона Кеннеди. За первый год пребывания в Белом доме Джеки лично потратила на одежду, драгоценности и посещение салонов красоты более 100 тысяч долларов.

 
  
 

«Ты понимаешь, что я получаю только сто тысяч в год? - спрашивал ее Кеннеди. - Если бы у нас не было побочных доходов, мы бы обанкротились». После этого разговора Жаклин попросила своего пресс-секретаря «бить ее по руке», если она захочет купить что-то дорогое. Но это не очень помогало. И Жаклин продолжала покупать, сетуя на постоянную нехватку денег, а Джон, приходя в смятение при получении счетов из магазинов, все же гордился женой, красотой, вкусом и изысканными нарядами которой восхищался весь мир.

 
  
 

Многие шикарные вещи и драгоценности первая леди получала в подарок, например, император Эфиопии Хайле Селассие преподнес ей шубу из меха леопарда стоимостью в 75 тысяч долларов, а король Марокко Хасан I - кафтан белого шелка и огромный пояс, украшенный сотнями драгоценных камней. Подарок Де Голля - часы с бриллиантами стоимостью 4 тысячи долларов.

 
  

После второго замужества любовь к покупкам превратилась в страсть. Она начала буквально сорить деньгами, приобретая модную одежду, предметы интерьера, антиквариат. Только за первый год совместной жизни Онассис истратил на Джеки больше 20 миллионов долларов. Оплачивая счета, греческий магнат говорил: «Бог - свидетель, Джеки очень много страдала, пусть покупает, что ей угодно».

  

Со временем безудержное стремление к приобретательству стало несколько смущать миллионера. Забежав в магазин на несколько минут, Джеки могла оставить там огромную сумму, зайдя в меховое ателье за одной шубкой, она покидала его с двумя. Коллекции модной одежды своих любимых дизайнеров Жаклин приобретала целыми сериями. В тридцать тысяч долларов, которые Онассис ежемесячно ей выдавал, уложиться не удавалось. Жаклин постоянно жаловалась мужу на нехватку денег.

 
  
 

Если ей не доставало средств с собственных кредитных карт, она отсылала счета мужу. Кстати, деньги с кредитки Онассиса Джеки довольно ловко переводила в наличность. Надев дорогой туалет всего раз или два, она сдавала его в комиссионный магазин, а наличные забирала себе. Правда эту практику Джеки завела ещё будучи первой леди Америки. Она пользовалась услугами фешенебельного нью-йоркского комиссионного магазина «Encore». Конечно, хозяйка Белого Дома не сдавала о деждусама, этим занималась её личная секретарша, она сначала оформляла квитанцию на свое имя, а затем переводила деньги на счет Джеки.

 
  

Аристотель Онассис задавался вопросом, куда жена девает такое количество нарядов? Жаклин часто носила джинсы,  неброские футболки и свитерки, очень простые платья, юбки и сандалии, исключением были «большие выходы». Даже знаменитые рубины с бриллиантами, подаренные Онассисом к свадьбе, Джеки надела считанное число раз, заказав у известного ювелира Кеннета Лайна их копии. Создавалось впечатление, что ей важно не носить, а иметь.

  

Одним из пристрастий Жаклин была обувь. За год она могла купить себе сотни новых пар. Их постигала такая же участь, как и модную одежду. Однажды дотошный грек все-таки докопался до правды, обнаружив, что практически новые обувь и туалеты госпожа Онассис отправляет в компанию, скупающую товары «секонд-хэнд», а её счет постоянно пополняется.

  

Одним из любимых модельеров в период жизни с Аристотелем Онассисом у Жаклин был Валентино. Во время второго бракосочетание на Джеки было надето элегантное светло-бежевое платье, которое сделал для нее итальянский кутюрье. После того, как фотографии Жаклин Кеннеди Онассис в платье от Valentino разошлись по всему миру, телефон в римском офисе модельера буквально не смолкал. В течение нескольких дней поклонницы его таланта заказали для себя различные вариации этого знаменитого платья.

 
 

Легенды ходили не только об умение Джеки тратить деньги, но и об умение очаровывать.

  

Она покорила неприступного президент Франции Шарля де Голля, сказавшего о ней: «Единственное, что я бы привез из США - это миссис Кеннеди. Миссис Кеннеди слишком большая драгоценность даже для президента "США!". Она обворожила не отличавшегося любезностью Хрущева, советский генсек обещал прислать ей щенка от собачек, побывавших в космосе, и выполнил свое обещание.

  

Она привела в восторг едкого и саркастичного Мальро, французского писателя, культуролога, героя Сопротивления, бывшего в ту пору   министром культуры в правительстве де Голля. Даже бескомпромиссный пламенный революционер Че Гевара после знакомства с Жаклин заявил, что Джеки - единственный человек в Соединенных Штатах, с кем ему хотелось бы встретиться, многозначительно добавив: «Но не за столом переговоров».

  

Жаклин Кеннеди, ставшая в 1961 году первой леди Америки, слишком отличалась от стереотипа связанного с этим статусом. Солидность, возраст, мудрость, именно такой образ хозяйки Белого дома, благодаря Элеоноре Рузвельт,  укрепился в американском сознании. Она явно была чужой в среде сенаторских жен, не отличавшихся молодостью, красотой, умением щегольнуть модной одеждой и преподать уроки стиля. Их явно раздражало в Джеки её полное равнодушие к проблемам благотворительности, которой всегда занимались жены крупных политиков и прочие богатые и власть имущие люди.

  

Жаклин Кеннеди крушила американские стереотипы. Редакторы модных журналов в восторженных тонах рассказывали читателям о безупречном вкусе госпожи президентши, о её дизайнерских способностях, о врожденном ощущение стиля. После того как Джеки, вопреки существующим канонам, застелила столы в обеденном зале Белого дома цветными скатертями, такие же скатерти появились у большинства американских хозяек. В каждом доме можно было обнаружить стулья из золотистого бамбука, образцы которых Джеки вывезла из Парижа. А уж как всем хотелось носить такую же одежду как у Джеки!

  
 

У Жаклин была несколько диспропорциональная фигура с чересчур длинным торсом, из-за чего ноги казались коротковатыми. У нее были не очень красивые кисти рук, поэтому она держала в своем гардеробе множество белых перчаток, коротких и длинных. Но на это никто не обращал внимания. С несравнимо большим интересом все обсуждали, как элегантно смотрятся на ней вещи с лаконичными геометрическими линиями.

  

Джеки изменила и подход к женской красоте. Она была полной противоположностью легендарной Мэрилин Монро, пышнотелого белокурого секс-символа Америки того времени. Темноволосая, коротко подстриженная, высокая и худая Жаклин, с сорок первым размером ноги и первым размером груди, смогла убедить весь мир, что она красавица, не являясь таковой. У нее было слишком широкое лицо квадратной формы и чересчур расставленные глаза. Из-за чего она не очень любила фотографироваться анфас. Еще в 1951 году, в эссе на конкурс журнала «Вог» Жаклин писала: «Глаза у меня расположены так непростительно широко, что на изготовление очков уходит три с половиной недели».

 
 
  
 

Её поведение и каждая деталь облика были выверены до мелочей. Джеки понимала, что такое имидж и хранила ему верность. Она выкуривала в день по пачке сигарет, но почти не одному фотографу не удалось запечатлеть её курящей. На фотографиях Джеки всегда элегантна, идеально причесана. Она очень внимательно относилась к тому, как фотокамера фиксирует её саму и всех членов семьи.

 
  

Досконально изучив себя перед зеркалом, Жаклин с помощью известной Вашингтонской портнихи Мини Реа подобрала ряд силуэтов одежды, которые подходили именно ей. Джеки обращала внимание на всё - длину, элементы отделки, линию талии, покрой рукавов, расположение и величину пуговиц, понимая, что детали решают все.


Все, что ей не подходило безжалостно отметалось. Любимыми цветами Джеки были коричневый, бежевый, слоновая кость, темно-розовый.

  

В ее гардеробе времен Белого дома имелись простые платья-рубашки в стиле Роя Холстона, маленькие геометрические платья, пальто пастельных тонов А- силуэта, для светских раутов и официальных мероприятий Жаклин выбирала длинные и узкие вечерние платья, а также платья-бюстье с открытым верхом. Иногда это были платья в пол с отрезной талией диоровского «цветочного» силуэта. Глубоким вырезам Джеки предпочитала небольшой круглый вырез, «лодочку», v-образный вырез и платья с одним открытым плечом, так как именно эти линии подчеркивали красивую линию плеч и не акцентировали маленький размер груди.

  

Также её вещами были костюмы с прямой или чуть расширяющейся книзу юбкой и укороченным жакетом, платья-футляры, брючки-капри. Трапециевидный силуэт, рукав три четверти и платья без рукавов, длина юбки чуть выше или ниже колена - все это приметы стиля Жаклин Кеннеди.

  

Любимые дополнительные детали Джеки - легендарные шляпки-таблетки, элегантные лёгкие шляпы с широкими полями, декоративные пуговицы и бантики на платьях, перчатки различной длины, туфли на невысоком каблуке, солнцезащитные очки в толстой оправе, маленькие геометрические сумочки.

  

Первая леди не любила изменять своему стилю и вкусу, поэтому нередко покупала одинаковые вещи, например, если ей идеально подходила модель туфель, она покупала их сразу нескольких цветов. Выбранные однажды силуэты одежды были практически неизменны.

  

В 1961 году Жаклин назвали самой модной женщиной года, и с тех пор она являлась образцом для подражания. Образ Джеки - был образом женщины шестидесятых годов. Магазины модной одежды и рекламные агентства рекламировали её стиль, было престижно выглядеть как Джеки. В домах мод по всему миру манекенщицы стали перекрашиваться в черный цвет и делать прическу «а-ля Джеки», а она только удивлялась: «Какое отношение к моему мужу имеет стиль моей прически?»

  

Каждое появление Жаклин на публике становилось предметом обсуждения. Её рассматривали как под микроскопом. Наряды Джеки являлись главной темой для разговора. А покупки, сделанные в магазинах, становились достоянием общественности на следующий же день. В публикациях прессы было много правды и еще больше неправды.


« Я себя чувствую так, словно стала общественной собственностью», - сказала в начале 1961 года Джеки своей знакомой. Во время президентской компании пресса и общество буквально не спускали глаз с миссис Кеннеди. Её стрижка, простые линии одежды, цвета, которые она предпочитала, очаровали весь мир.


  Что поделать? Миссис Кеннеди действительно понимала, что значит хорошо одеваться. Она любила роскошь, но вкус ее не подводил, Джеки чувствовала, что такое подлинная элегантность. 

Жаклин Кеннеди, благодаря абсолютному чувству стиля, казалось бы, устроила переворот в моде, но при этом в ее манере одеваться не было ничего революционного. Просто она чётко понимала: моё - не моё. В моду Жаклин привнесла, разве что, свою знаменитою шляпку-таблетку, ставшую символом «стиля Джеки». Происхождение этого легендарного аксессуара имеет разные версии. В прессе упоминали, что модельер Рой Холстон скопировал ее для Жаклин со шляпы, которую голливудский дизайнер Адриан сделал для Греты Гарбо в 1932 году. По мнению придворного дизайнера Жаклин, Олега Кассини, эта шляпка была той самой моделью, которая стопроцентно подходила именно ей.

  

Госпожа Кеннеди являлась постоянной клиенткой французских кутюрье. Именно их дизайн она считала эталонным. «Простые вещи» от Живанши (Givenchy), Шанель (Chanel), Кардена (Cardin) были её страстью. Но поклонница французского дизайна чуть не оказалась в центре скандала. Первая леди США не могла тратить десятки тысяч долларов на модную одежду из Парижа. Привязанность к французскому стилю считалась ее самым уязвимым местом. И республиканцы тут же воспользовались этой слабостью. Жена Ричарда Никсона, главного политического конкурента Джона Кеннеди, Пат Никсон, удачно поведала журналистам о своей любви к американской одежде. «Мне нравятся американские дизайнеры. По-моему, они лучшие в мире. Почти всю одежду я покупаю в вашингтонских магазинах».

  

Это был серьёзный повод, чтобы Жаклин в срочном порядке пересмотрела свой гардероб. Кроме того, значительную поддержку президентской компании Джона Кеннеди оказывал американский Ladies' Garment Workers' Union - профсоюз швейников и текстильщиков Америки.


И Джеки стала носить одежду американских дизайнеров. Среди её фаворитов оказались Стелла Слоут (Stella Sloat), Бен Цукерман (Ben Zuckerman), Норманн Норелл (Norman Norell). Одной из любимых американских марок Жаклин стала Лили Пулитцер (Lilly Pulitzer). Простые хлопковые платья от Lilly Pulitze с цветочными узорами были очень популярны в 1960-е годы.

  

Однако «прогнувшись» перед американским мнением, и завоевав себе еще один плюс, Джеки потихоньку договаривалась с модельерами, чтобы они делали для неё копии нарядов ее любимых парижских дизайнеров. Ещё ходили слухи, что госпожа Кеннеди получала вещи от обожаемого Живанши по почте, спарывала с них лейблы и пришивала бирки с именем Олега Кассини.

  

Олег Лаевский-Кассини, американский модельер наполовину русского происхождения, был выбран в качестве официального модельера миссис Кеннеди. По подсчетам биографов семьи Кеннеди, за время пребывания в Белом доме Жаклин заказала личному кутюрье около 300 платьев.

 
  

Перед инаугурацией модельер приехал к Жаклин прямо в больницу, чтобы обсудить ее наряд на торжественной церемонии. Кассини рассказывал: «Она попросила навестить её в больничной палате. Всего несколько дней назад она родила сына Джона. До инаугурации оставалось два месяца. Мы подумали, что все остальные женщины, скорее всего, будут в мехах, напоминая медведей. Моя концепция заключалась в том, что Жаклин должна выглядеть божественно и просто - бежевое шерстяное пальто и шапочка от Холстона. Это оказалось правильным. Стоило ей появиться на людях, как она тут же выделилась среди всех. Стиль Джеки появился мгновенно. Это был облик не француженки, не американки, а именно Джеки. Так родился ее образ: изысканность, рафинированная элегантность и непохожесть на других».

 
  

Из воспоминаний Олега Кассини: «Я близко дружил с кланом Кеннеди, так что в выборе Жаклин не было ничего удивительного. Я создал для нее «архитектурный» силуэт а-ля египетская принцесса, собственно, так и возникла в начале 60-х международная мода на « стиль Джеки». Она восхищала мир короткими манто и длинными перчатками, шляпками-домиками и асимметрией вечернего туалета с одним обнаженным плечом. В последнем случае мне пришлось долго уговаривать сомневавшегося президента». Есть известная фотография, где Джон Кеннеди сидит, страдальчески обхватив голову, на фото надпись: «Опять эти безумные счета от Кассини!»

  

Олег Кассини называл её Богиня Геометрии. В своей книге Кассини писал: «Джеки часто звонила мне по телефону и просила: «Олег, срочно приезжайте ко мне, мне нечего надеть». Жаклин посылала Кассини придуманные ею эскизы, и тщательно следила за тем, чтобы ее наряды не шли в тираж: «Позаботьтесь о том, чтобы никто не носил такой одежды, как я. Никому не следует заранее говорить о моих нарядах».

  

Самым знаменитым нарядом Жаклин Кеннеди, мгновенно сделавшимся частью истории, стал розовый костюм от Chanel, залитый кровью 35-го президента США, убитого в Далласе в 1963 году. Через некоторое время миссис Кеннеди рассказывала друзьям, что президент сам выбрал для неё в тот день именно этот костюм.


Джеки всю жизнь удивляла окружающих. После смерти своего второго мужа Аристотеля Онассиса она снова совершила шаг, которого от нее никто не ожидал. Ей надоело быть дополнением своих знаменитых мужей. Она решила доказать всем, что и сама способна добиться успеха. Жаклин Кеннеди Онассис избрала для себя карьеру деловой женщины.

  

В 1975 году она подписала контракт с издательским домом «Viking» и начала работать как редактор - консультант. Появление Джеки на работе вызвало настоящий ажиотаж. Телевизионщики дежурили в холле редакции целыми сутками. Поначалу многие журналисты с иронией отнеслись к новой сотруднице. Но Джеки с увлечением взялась за работу. Ее гордостью стало роскошное издание, посвященное истории русского дворянского костюма XVIII-XIX веков под названием «В русском стиле». Джеки сама подбирала иллюстрации и писала текст к нему. Чтобы собрать дополнительный материал, Жаклин совместно с директором музея Метрополитен приезжала в СССР, осмотреть экспозиции российских музеев и частных коллекций. Она с увлечением работала над книгой, делая выписки из «Войны и мира» Толстого, где речь шла о стиле и модной одежде того времени.

  

Правда её работа была оценена неоднозначно. Сын знаменитого русского писателя Владимира Набокова, Николай, в одном из интервью сказал, что Джеки издала довольно красочную книгу, претендующую на научность, но в ней, к сожалению, отсутствует глубина содержания, зато имеется немало фактических ошибок.


Весной 1978 года Жаклин перешла в издательство «Doubleday», где вела переговоры со многими суперзвездами шоубизнеса о публикации их мемуаров. В этот свободный от браков период жизни её близким другом стал семидесятилетний владелец алмазных копий в ЮАР Морис Темпельсман, элегантный, образованный и благовоспитанный светский лев.


  

Возможно, издательство, в котором работала одна из самых знаменитых женщин 20 века, в тайне надеялось, что Джеки когда-нибудь напишет собственные мемуары. Но этой надежде не суждено было осуществиться. Уйдя из жизни 19 мая 1994 года, Жаклин так и осталась загадкой не разгаданной до конца.


Судьбу Жаклин Кеннеди Онассис можно смело назвать головокружительной - девочка на побегушках, фотограф-интервьюер, жена президента США, а затем главного миллионера Европы, редактор крупного издания, а главное, женщина ставшая символ эпохи, иконой стиля для целого поколения!

Xenia Nikitina5 августа 2010
2704
 0.00