Может ли кардиолог лечить пневмонию?

Может, а теперь еще и придется.



Производство аппаратов ИВЛ в Свердловской области. Фото: Полина Петренко / ТАСС

Сообщение о смерти пациента в Москве, которого от пневмонии лечил кардиолог, поставило вопрос о том, кто должен заниматься лечением инфекции в период эпидемии.

Пневмонию традиционно лечат врачи общей практики, терапевты и пульмонологи. Казалось бы, сложными случаями всегда должны заниматься пульмонологи, но так выходит не всегда: это очень редкие специалисты. Их и «в мирное время» не хватает.

В условиях стационара лечением тяжелой пневмонии занимаются также реаниматологи, терапевты (госпиталисты), инфекционисты и клинические фармакологи (они традиционно лучше всех подбирают антибиотики и противовирусные средства).

В принципе, любой врач терапевтической направленности может успешно лечить неосложненную пневмонию, даже коронарвирусной этиологии. Если не говорить о тяжелых случаях, это «несложная» в лечении болезнь.

Но перед тем, как приступить к лечению, каждый доктор должен пройти обучение, ознакомиться с несложными алгоритмами лечения. В случае тяжелой эпидемиологической ситуации, нехватки рук, проще всего научить лечить пневмонию именно кардиологов. Они хорошо выслушивают легкие, могут быстрее других распознать ухудшение ситуации и перевести пациента в реанимацию для проведения искусственной вентиляции легких.

При этом лечение «непрофильным» специалистом первых пациентов с инфекцией обязательно должно проводиться под супервизией (иными словами, случай должен обсуждаться с опытным пульмонологом или госпиталистом).

Внутрибольничная пневмония — бич российского здравоохранения, многие непрофильные специалисты nolens volens вынуждены осваивать методы ее лечения.

Я знаю немало неврологов, хирургов и ревматологов, которые блестяще разбираются в лечении пневмонии, потому что много лет работают в крупных стационарах.

В текущей ситуации ключевое значение имеет навык лечения пневмонии, а не наличие сертификата. Формальное отсутствие сертификации не должно быть основанием для упрека в некачественно оказанной медицинской помощи в случае осложнений, особенно в период развертывания эпидемии.

Пик эпидемии в России еще не пройден, мы не знаем по какой модели она будет разворачиваться. Мы должны быть готовы и к негативному сценарию, поэтому рациональным представляются следующие шаги.

Все врачи терапевтических специальностей и фельдшеры должны быть обучены лечению коронавирусной инфекции и пневмонии. При этом должны учитываться и желание врача заниматься лечением пневмонии, и общая обеспеченность региона кардами. Вероятно, пока что не стоит привлекать к лечению узких специалистов в крупных регионах. Во-первых, им труднее всего встать на новые рельсы, обучиться лечению новой болезни. Во-вторых, некуда будет идти самым «сложным» пациентам с другими болезнями.

В отдаленных регионах с критическим недостатком медицинских кадров диагностике и лечению пневмонии срочно должно быть обучено большинство врачей самых разных специальностей. Они должны «включаться» в лечебный процесс по мере нарастания эпидемии.

Особенно важно обучить принципам проведения ИВЛ при тяжелой инфекции всех анестезиологов-реаниматологов.

Среди них сейчас есть много специалистов, блестяще владеющих ИВЛ при проведении операций, но не имеющих опыта в лечении инфекции.

Должны быть сформированы центры компетенций, которые могут консультировать врачей на местах с использованием телемедицинских технологий. И сейчас уже создаются такие центры, которые могут принимать определенные категории пациентов с инфекцией для лечения (например, при необходимости применения экстракорпоральной мембранной оксигенации, которая может помочь в самых тяжелых случаях).

Необходимо снять с врачей давление правоохранительных органов. Медицинская ошибка не должна грозить тюрьмой! Сейчас самое лучшее время для того, чтобы изменить отношение общества к врачам. Все врачи делают ошибки, в период эпидемии их будет намного больше. Врачи должны перестать бояться сообщать руководству о медицинских ошибках, опасаясь ответственности. Это мировая практика, способствующая очень быстрому обучению.

Ярослав Ашихмин
к.м.н., терапевт, дежурный врач «Новой газеты»





Производство аппаратов ИВЛ в Свердловской области. Фото: Полина Петренко / ТАСС

Сообщение о смерти пациента в Москве, которого от пневмонии лечил кардиолог, поставило вопрос о том, кто должен заниматься лечением инфекции в период эпидемии.

Пневмонию традиционно лечат врачи общей практики, терапевты и пульмонологи. Казалось бы, сложными случаями всегда должны заниматься пульмонологи, но так выходит не всегда: это очень редкие специалисты. Их и «в мирное время» не хватает.

В условиях стационара лечением тяжелой пневмонии занимаются также реаниматологи, терапевты (госпиталисты), инфекционисты и клинические фармакологи (они традиционно лучше всех подбирают антибиотики и противовирусные средства).

В принципе, любой врач терапевтической направленности может успешно лечить неосложненную пневмонию, даже коронарвирусной этиологии. Если не говорить о тяжелых случаях, это «несложная» в лечении болезнь.

Но перед тем, как приступить к лечению, каждый доктор должен пройти обучение, ознакомиться с несложными алгоритмами лечения. В случае тяжелой эпидемиологической ситуации, нехватки рук, проще всего научить лечить пневмонию именно кардиологов. Они хорошо выслушивают легкие, могут быстрее других распознать ухудшение ситуации и перевести пациента в реанимацию для проведения искусственной вентиляции легких.

При этом лечение «непрофильным» специалистом первых пациентов с инфекцией обязательно должно проводиться под супервизией (иными словами, случай должен обсуждаться с опытным пульмонологом или госпиталистом).

Внутрибольничная пневмония — бич российского здравоохранения, многие непрофильные специалисты nolens volens вынуждены осваивать методы ее лечения.

Я знаю немало неврологов, хирургов и ревматологов, которые блестяще разбираются в лечении пневмонии, потому что много лет работают в крупных стационарах.

В текущей ситуации ключевое значение имеет навык лечения пневмонии, а не наличие сертификата. Формальное отсутствие сертификации не должно быть основанием для упрека в некачественно оказанной медицинской помощи в случае осложнений, особенно в период развертывания эпидемии.

Пик эпидемии в России еще не пройден, мы не знаем по какой модели она будет разворачиваться. Мы должны быть готовы и к негативному сценарию, поэтому рациональным представляются следующие шаги.

Все врачи терапевтических специальностей и фельдшеры должны быть обучены лечению коронавирусной инфекции и пневмонии. При этом должны учитываться и желание врача заниматься лечением пневмонии, и общая обеспеченность региона кардами. Вероятно, пока что не стоит привлекать к лечению узких специалистов в крупных регионах. Во-первых, им труднее всего встать на новые рельсы, обучиться лечению новой болезни. Во-вторых, некуда будет идти самым «сложным» пациентам с другими болезнями.

В отдаленных регионах с критическим недостатком медицинских кадров диагностике и лечению пневмонии срочно должно быть обучено большинство врачей самых разных специальностей. Они должны «включаться» в лечебный процесс по мере нарастания эпидемии.

Особенно важно обучить принципам проведения ИВЛ при тяжелой инфекции всех анестезиологов-реаниматологов.

Среди них сейчас есть много специалистов, блестяще владеющих ИВЛ при проведении операций, но не имеющих опыта в лечении инфекции.

Должны быть сформированы центры компетенций, которые могут консультировать врачей на местах с использованием телемедицинских технологий. И сейчас уже создаются такие центры, которые могут принимать определенные категории пациентов с инфекцией для лечения (например, при необходимости применения экстракорпоральной мембранной оксигенации, которая может помочь в самых тяжелых случаях).

Необходимо снять с врачей давление правоохранительных органов. Медицинская ошибка не должна грозить тюрьмой! Сейчас самое лучшее время для того, чтобы изменить отношение общества к врачам. Все врачи делают ошибки, в период эпидемии их будет намного больше. Врачи должны перестать бояться сообщать руководству о медицинских ошибках, опасаясь ответственности. Это мировая практика, способствующая очень быстрому обучению.

Читать полностью